Профессия: военный переводчик

4
(3)
Примерное время на чтение: 4 минуты

Морозов Евгений Львович,
полковник в отставке,
выпускник 1972 г. факультета западных языков ВИИЯ.

(предыдущая часть)

(окончание)

Притяжение Кубы

Проработав несколько лет после возвращения с Кубы в разных учреждениях и заведениях в России, я обратился в ГУК с просьбой послать меня переводчиком куда-нибудь за рубеж. Просьбу уважили, и я вновь отправился на Кубу. По прибытии в Гавану меня прикрепили к советнику начальника Центрального политического управления РВС генерал-майору Федорову П. П., с которым я проработал практически год до его отъезда. После этого меня перевели в бюро переводов ГСВСК, а вскоре назначили переводчиком ГВС, должность которого занимал тогда генерал-полковник Алексей Николаевич Зайцев (1985-1990 гг.). Опять началась знакомая мне и увлекательная работа.

На учениях кубинских РВС. Справа налево: военный атташе п-к Шевченко, ген.-полк. Зайцев А. Н. и я

Хотелось бы ещё упомянуть, что, находясь в бюро переводов, я частенько летал борт-переводчиком в разные уголки острова на нашем самолёте Ил-14, что помогло мне изучить правила авиационного радиообмена. До сих пор помню его позывной: FAR 1202. Естественно, все полёты этого самолёта американцы отслеживали, и иногда даже выходили на связь.
В этот период запомнился такой интересный случай, связанный с антиалкогольной кампанией 1985-87 гг. Произошло это на приёме в нашем посольстве по случаю годовщины Октябрьской революции. Кубинцы, да и прочие гости – представители других посольств давно привыкли к советскому хлебосольству, знали, что на наших приёмах можно было хорошо выпить и закусить. Но уже вступил в действие Указ Президиума Верховного Совета СССР “Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом, искоренении самогоноварения”, поэтому на столах вместо вина и водки стояли кувшины с квасом (кажется, сделанным из кожуры ананасов), который наготовили посольские женщины. Все присутствующие ходили с кислыми физиономиями – праздник явно не получался. На приём приехали Фидель и Рауль Кастро, которых пригласили в отдельное помещение для руководства, где на столах тоже стоял квас. Пообщавшись некоторое время с присутствующими, Фидель уехал. Тогда Рауль, никогда не чуравшийся выпивки и предпочитавший водку, как он сам неоднократно в шутку говорил, “по идеологическим соображениям”, демонстративно откинул скатерть, заглянул под стол и громко заявил: мол, хватит уже, где вы водку прячете, старший брат уехал, так что пора и выпить. Послу ничего не оставалось, как распорядиться, чтобы принесли спиртное. И празднование пошло своим проторенным путём…
Ещё одно яркое воспоминание. 26 апреля 1986 г. произошла авария на Чернобыльской АЭС. Разумеется, поначалу мы и не слыхивали об этом. Но вечером нам позвонил начальник ГШ РВС (в то время это был дивизионный генерал Улисес Росалес дель Торо) и попросил срочно приехать к нему. Начал выяснять, что там произошло, поскольку весь мир уже “гудел”, однако ни мой начальник, ни я ничего не знали. Стали выкручиваться, как могли, а потом срочно поехали к нашему послу за информацией. Впрочем, у него тоже сведения были весьма скудные, так как правительство СССР пыталось скрыть этот факт. Никто и не мог на тот момент представить себе последствия катастрофы.
Вернувшись в Москву по окончании командировки, я был приглашён начальником кафедры романских языков Военного Краснознамённого института Министерства обороны СССР (так тогда стал называться ВИИЯ) полковником Мельцевым И. Ф. работать на кафедре старшим преподавателем (к тому времени я уже имел звание “подполковник”, которое получил на Кубе). Так я вернулся в стены альма-матер.

На занятиях в лингафонном классе ВИИЯ

Имея уже определённый преподавательский опыт (ранее я преподавал в течение 5 лет на военной кафедре МГИМО МИД СССР), я быстро адаптировался к требованиям ввуза, тем более что на кафедре трудились мои старые знакомые выпускники ВИИЯ, которые всегда помогали советом и делом. Неоднократно в составе госкомиссии принимал экзамены в гражданских вузах столицы, где готовились военные переводчики, в том числе МГИМО, МГУ, МГПИИЯ.
Кроме того, часто выделялся в качестве переводчика для работы с военными делегациями. В тот период мне особенно запомнились встречи с начальником ГШ ВС СССР Маршалом Советского Союза С. Ф. Ахромеевым, а также с министром обороны СССР Маршалом Советского Союза Д. Т. Язовым.

Сопровождение командующего ПВО и ВВС Кубы дивизионного генерала Хулио Касас Регейро, ставшего впоследствии Министром РВС (аэродром Кубинка)

Эпилог

Вот так и пролетели незаметно, пожалуй, наиболее яркие годы моей жизни. Разумеется, я служил и работал во многих других организациях и учреждениях, встречался со знаменитыми и просто интересными людьми в России и за рубежом, обеспечивал их работу, достойно выполняя свои обязанности. Да и до сих пор занимаюсь письменными и устными переводами, периодически сопровождаю наши делегации разного уровня за рубеж. Но одну особенность я подметил совершенно точно: всякий раз, когда перед работой с делегациями ответственные товарищи (особенно военные) озабоченно спрашивали меня, где я учил иностранный язык, а я отвечал – ВИИЯ, напряжение на их лицах исчезало и они облегчённо вздыхали. А это дорогого стоит!

(Начало)

Материал взят из “Советский человек на Кубе

Подписывайтесь на наши социальные сети:

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4 / 5. Количество оценок: 3

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Поиск

Подписка на новости

Реклама для сайта

AliExpress WW

Мы в Twitter

Календарь

Июль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Архивы

Опрос

Сколько Вам лет?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Не копируйте текст!