0
(0)

Е.Г. Торсуков,
кандидат филологических наук, доцент Высшей школы перевода (факультета) Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. E-mail: evg65987514@yandex.ru

Объём профессионально значимой информации сегодня превышает человеческие возможности по её освоению традиционными методами. Для этого необходимо выработать технологию информационного обмена между людьми в условиях специализированной среды. Одним из элементов такой технологии является военный перевод.
Специфика военного дела наложила свой отпечаток на все разновидности военной речи как письменной, так и устной. Изучение специфики военной речи крайне необходимо, так как без ее знания адекватный перевод целого ряда источников был бы просто невозможен. Прежде всего необходимо иметь в виду, что особенности военных текстов и устных высказываний в разных языках различны, поэтому военному переводчику необходимо знать особенности как иностранных, так и русских военных материалов, а также основные пути достижения адекватности при переводе.
Язык приказов, уставов, инструкций и наставлений отличается однозначностью трактовок, ясностью в понимании и высокой степенью побудительности. С помощью этих особенностей языка военно-профессиональной среды достигается высокая степень регулирования поведения военнослужащих по выполнению конституционных задач защиты Отечества. Язык военно-профессиональной среды закрепляется в индивидуальной речи военнослужащего.

Речь военно-профессиональной среды, с одной стороны, наполнена общеупотребительной лексикой, а с другой — отличается специфической, только этой среде присущей лексикой. Причём общеупотребительные слова в военной среде приобретают специфически особенное значение. К примеру, слово «огонь» — в общеупотребительном смысле понимается как «пламя свечи или зажигалки», «пылающий костёр», «свет от осветительных приборов», в военной среде — это «ружейная или артиллерийская стрельба» или «команда на открытие стрельбы». Особенное понимание и толкование получают и другие ключевые слова.
Военная речь актуализирует в конкретную речевую форму наряду с общими гуманитарными знаниями также знание основных положений теории и сведений о практике военного дела в отечественных Вооружённых силах и армиях зарубежных государств; требования к организации боевой подготовки и боевой деятельности в армии и на флоте; специфику организации боевой подготовки в различных видах Вооружённых сил; правовые основы хозяйственной, финансовой, экономической деятельности воинских учреждений, частей и подразделений; основы устройства и функционирования боевой и другой техники, состоящей на вооружении в войсках; основы воспитательной работы с личным составом частей и подразделений; основы устройства и применения ЭВТ, программирование на языках высокого уровня и т.д.
Уставы, приказы, инструкции, написанные общеупотребительными словами, воплощают в себе детальную регламентацию речевых действий вплоть до мельчайших подробностей. Эта регламентация выражается в установленных формах речевого обращения начальника к подчинённому («Товарищ рядовой», «Товарищ сержант»), речевых выражениях подчинённых в ответ на получение указаний («Есть», «Так точно» и т.д.). Упорядоченность, согласованность действий достигается через употребление однозначно понимаемых речевых выражений, что способствует достижению наибольшего успеха при наименьшей затрате сил.

Специфика речи в военной среде обусловлена характером задач, стоящих перед Вооружёнными силами, особенностями военной организации, своеобразием условий, в которых действуют военнослужащие. Повседневные результаты воинской деятельности не всегда приобретают материальные, общественно-полезные, реально осязаемые формы. Такая абстрактность требует особого речевого мастерства офицера для придания конкретного образа результатам ратного труда, связанного с особой ответственностью за безопасность государства.
В связи с этим появляется необходимость учитывать особенности языка и речи в военной среде. В данном случае в речи реализуется знание законов вооружённой борьбы. Военная действительность изобилует трагическими ситуациями. Кровь, страдания, потеря сотоварищей и влияние этих факторов на психическое состояние военнослужащих требуют от офицера в своей речи сочетать волевые элементы, способствующие продолжению боевых действий, несмотря на ужасы войны, с элементами утешения для снятия стрессов и ожесточения военнослужащих.
Экстралингвистический уровень владения речью предполагает свободное владение основными понятиями военно-профессиональной среды с выходом за рамки привычных образцов, речевых стереотипов и штампов. Речевая компетентность для определенной категории военнослужащих представляет собой основную часть их деятельности. Речевое поведение военнослужащих имеет ряд особенностей: предполагает категорическую императивность, связанную с необходимостью выполнить приказ, предписание или указание беспрекословно, точно и в срок. Уставные требования, произнесённые командиром, приобретают обязательную силу в соответствии со строгой централизацией, единоначалием и дисциплиной. Специфика военно-профессиональной среды предусматривает энергичную и чёткую форму речевых действий. Внешняя
форма выражения, ясность и доступность речи отражает требование единообразия понимания и исполнения приказа. Форма приказа является сигналом, символом языка, способствует упорядочению действий военнослужащих в нужном направлении. В речи командира, имеющей форму приказа, проявляется повелительное наклонение, модальность, настойчивость воли, твердость и решительность, исключающие всякую возможность неповиновения.
Речевое поведение говорящих и использование языка в военной среде обусловлено «закрытостью» языкового лексического материала, наличием специфического «подъязыка» уставов и инструкций, где естественная жизненная среда ограничивается рамками функционально-ситуативного подхода.

Очевидно, что нужна специальная работа в ВУЗе по изучению военной речи как русской, так и иностранной и приёмов и способов её перевода. Именно для подготовки специалистов, способных обучить военных переводчиков, приказом Народного Комиссара Обороны СССР и НКО РСФСР от 14 марта 1940 г. с 1 февраля того же года при 2-м Московском государственном педагогическом институте иностранных языков (МГПИИЯ) был сформирован Военный факультет как высшее военно-учебное заведение Красной Армии. Военный факультет (Военфак) имел своей целью подготовку для военных академий и училищ Красной Армии преподавателей трёх иностранных языков — английского, немецкого и французского. По существу он являлся военно-педагогическим факультетом. Факультет создавался срочным порядком и не с начала учебного года, а в его середине — после первого семестра. Его формировали военный инженер 2 ранга Мартыненко Гавриил Андрианович, назначенный приказом НКО от 21 ноября 1939 г. на должность помощника начальника Военфака по МТО, и майор Нароевский Сергей Константинович. В феврале 1940 г. на должность заместителя начальника факультета прибыл по приказу НКО майор Макаров Василий Дмитриевич, вступивший вскоре во временное исполнение обязанностей начальника факультета. Военным комиссаром факультета был назначен в конце февраля батальонный комиссар Кудинов Александр Николаевич. Эти четыре офицера взяли тогда на себя все трудности создания нового военно-учебного заведения в Красной Армии. Срок обучения был определён в 4 года. Занятия на Военфаке начались 8 февраля 1940 г. Он размещался тогда в здании 2-го МГПИИЯ — в доме № 55 по Ленинградскому шоссе. Соответствующие изменения происходили и на Военном факультете.
В октябре 1940 г. его начальником был назначен генерал-майор Биязи Николай Николаевич. В ноябре Военфак произвёл первый выпуск 38 слушателей, закончивших четвёртый курс и успешно сдавших государственные экзамены. В начале 1941 г. при Военфаке было организовано заочное отделение с изучением английского, немецкого и французского языков. Командование Военфака резко увеличило количество иностранных языков. Если в 1940 г. слушатели изучали один из трёх преподававшихся языков — английский, французский, немецкий, то весной 1941 г. на Военфаке готовились кадры уже на пятнадцати иностранных языках. На факультете развернулась научно-исследовательская работа с основным упором на издание учебных пособий, необходимых для подготовки военных переводчиков и для армии на случай войны. Колоссальная работа по перестройке Военфака и особенно по приспособлению его для подготовки кадров на военное время дала свои положительные результаты. Из маленького учебного подразделения при 2-м МГПИИЯ Военный факультет западных языков (это его новое официальное название) превратился к лету 1941 г., т.е. за один год своего существования, в самостоятельное крупное военно-учебное заведение, располагавшее хорошими профессорско-преподавательскими кадрами. С января 1941 г. на факультет пришёл автор многих научных работ и словарей Таубе Александр Михайлович, занявший должность профессора английской кафедры. Вскоре эту кафедру возглавила тогда еще молодой ученый доцент Цветкова Зоя Михайловна, впоследствии подполковник, профессор, проработавшая в институте почти со дня его основания до 1955 г. Осенью 1940 г. факультет насчитывал 248 слушателей, а к весне следующего года их было уже 339. К этому же времени на курсах военных переводчиков обучались 616 человек, на других курсах — 211, на заочном отделении Красной Армии — 3000 и войск НКВД — 1000 офицеров. Всего весной 1941 г. на факультете и его отделениях готовилось более пяти тысяч военнослужащих.
С началом войны подготовка военных преподавателей для ввузов была приостановлена, и Военфак полностью переключился на подготовку военных переводчиков для фронта. В связи с возникшей потребностью дополнительно были открыты учебные отделения финского, шведского, норвежского, датского, испанского, итальянского, польского, чешского, венгерского, румынского, сербского и болгарского языков. Эти учебные отделения были укомплектованы слушателями факультета, преимущественно старших курсов. Новые задачи и обстановка вынудили снять теоретические языковые и другие дисциплины (история языка, литература страны, введение в языкознание, психология, педагогика и ее история, латинский и современный русский языки). Вместе с тем как самостоятельная дисциплина был введён военный перевод.
Директивой Заместителя НКО от 28 августа при Военфаке с 1 сентября 1941 г. были сформированы постоянные курсы военных переводчиков со сроком обучения 6 месяцев и с переменным составом в количестве 400 человек. При них были развернуты временные ускоренные (краткосрочные) курсы с обучением 4 и полтора месяца. Их переменный состав был определен в количестве 400 человек, а срок существования этих временных курсов — до 1 декабря 1941 г. В это же время при Военфаке создавались: курсы усовершенствования работников центрального аппарата Генерального штаба со сроком обучения 1 год и 3-месячные специальные курсы усовершенствования. На всех курсах изучался только немецкий язык.
Военный факультет становится центром подготовки военных переводчиков для действующей Красной Армии и одновременно языковым центром. Обучение велось на пятнадцати иностранных языках. С этого же времени и на протяжении всей войны ввиду отсутствия заявок на переводчиков французского языка и малого спроса на переводчиков английского языка пришлось в ряде учебных групп впервые ввести обучение слушателей двум языкам (французскому и румынскому, французскому и итальянскому, французскому и чешскому, английскому и немецкому, славянским и немецкому). С 1 сентября 1941 г. по новому штату было введено семь кафедр. Призыв партии «все для фронта» находил широкий отклик среди личного состава Военфака. Несмотря на чрезвычайно напряжённую учебную работу, преподавательский состав и слушатели старших курсов в течение нескольких первых месяцев войны перевели и обработали для Генерального штаба большое количество поступавших с фронта трофейных документов, работая иногда целыми сутками и неделями, не уходя из расположения факультета. Для фронта факультет разработал и издал ряд военных разговорников и словарей; русско-немецкий разговорник, военные разговорники по венгерскому, румынскому и итальянскому языкам, дополнения к немецкому, английскому и французскому военным словарям, учебник немецкого языка для военнослужащих Красной Армии.
В октябре 1941 г. последовал приказ НКО СССР об эвакуации Военного факультета при 2-м МГПИИЯ в г. Ставрополь на Волге (Куйбышевская область). Для передислокации был выделен специальный теплоход. Переезд проходил очень организованно, слушатели проявили высокую дисциплинированность. Факультет сумел захватить с собой в основном всю учебную базу, оборудование учебных кабинетов и многое другое, крайне необходимое для организации занятий на новом месте. Эвакуация проходила между 10 и 18 октября. Ставрополь — небольшой волжский городок в семидесяти километрах к северо-западу от Куйбышева. Прибыв сюда, Военный факультет столкнулся с дополнительными трудностями. Необходимо было разместить личный состав значительно выросшего по численности факультета, оборудовать и заново построить помещения для аудиторий, оснастить учебные и специальные кабинеты, создать минимум бытовых условий.
Было очень трудно. Об этом периоде жизни и деятельности Военфака подробно рассказала наша бывшая воспитанница и военная переводчица, активная участница войны, а ныне писательница Елена Ржевская в своей повести «От дома до фронта» [журнал «Новый мир». 1965. № 11]. Вот как она описывает увиденное своими глазами новое место Военфака и пережитое в тот трудный первый год войны. «Лошадей увели на войну, а в их опустевших стойлах свалены чемоданы, тюки. В проходе за столиком сидит военный писарь, надзирающий за этой “камерой хранения”. А раньше тут колдовали учёные ветеринары над квашеным кобыльим молоком. С того дня, как мы причалили сюда, в Ставрополь на волжском пароходе “Карл Либкнехт”, наши курсы распространились по всему городку. Девушек поместили в школе, парней — в техникуме и в другой школе. На занятия мы ходим в помещение райзо (в районном исполнительном комитете были отделы заготовок — райзо, потребительской кооперации — райпо), обедать — в столовую райпо, готовить уроки — в агитпункт. В баню — изредка, к той хозяйке, какая пустит».
12 апреля 1942 г. приказом НКО СССР Военный факультет при 2-м МГПИИЯ был преобразован в Военный институт иностранных языков (ВИИЯ) Красной Армии с временной дислокацией в г. Ставрополе и с непосредственным подчинением Главному управлению Генерального штаба. Тем же приказом в институт вливался Военный факультет при Московском институте востоковедения (МИВ).
Военный институт иностранных языков, созданный в апреле 1942 г., к лету того же года был полностью укомплектован и состоял из первого факультета (западных языков), в который вошёл весь состав Военфака при МГПИИЯ, второго факультета (восточных языков), созданного на базе бывшего Военфака при МИВ, и курсов переподготовки (военных переводчиков) с отделениями западных и восточных языков. Общая численность переменного состава была определена в 1200 человек. Перед институтом поставлена задача готовить военных переводчиков-референтов и преподавателей для высших и средних учебных заведений Красной Армии.
Установлены были следующие сроки обучения: для обоих факультетов — 3 года, для курсов переподготовки — до одного года. В сентябре 1942 г. приказом НКО СССР от 23 августа в составе ВИИЯ было создано специальное отделение ГлавПУРККА с общей численностью переменного состава 300 человек. Позднее, после войны, это отделение было развёрнуто в четвёртый факультет (ГлавПУРа).
Сформировал институт и стал его первым начальником генерал-майор Н.Н. Биязи, бывший начальник Военфака при МГПИИЯ.
Военным комиссаром института был назначен старший батальонный комиссар Бабкин Петр Николаевич. Заместителем начальника ВИИЯ (он же начальник учебного отдела) стал по приказу НКО от 30 апреля полковник С.Н. Степанов, бывший начальник Военфака при МИВ (обязанности по последней должности исполнял до июня—до расформирования Военфака). После убытия в 1942 г. генерала Н.Н. Биязи в распоряжение Генштаба начальником института с 16 июля приказом НКО был назначен полковник С.Н. Степанов, руководивший институтом до 1944 г. и впоследствии погибший на фронте (будучи начальником штаба корпуса). Штатные изменения следовали на протяжении всего военного времени. Они вызывались обстановкой, потребностью действующей армии в кадрах военных переводчиков и дальнейшими перспективными планами строительства советских Вооружённых Сил. В феврале 1943 г. численность переменного состава была сокращена до 1000 человек.
Часто изменялись названия отдельных курсов, кафедр или других подразделений, порою сокращался или увеличивался их количественный состав, менялись преподаватели и специалисты — одни уходили на фронт, других отзывала Москва на работу в центральный аппарат НКО, но какие бы ни происходили изменения и независимо от них, фронт постоянно пополнялся новыми квалифицированными кадрами военных переводчиков. Все они были воспитанниками нового института — Военного института иностранных языков. Зима 1942/43 г. завершилась великой победой Красной Армии в битве на Волге. Из рук противника была вырвана стратегическая инициатива. Наступил коренной перелом как в ходе Великой Отечественной, так и всей Второй мировой войны.
Решение о переводе Военного института иностранных языков в Москву было принято в НКО СССР 31 января 1943 г. Перебазирование института из г. Ставрополя в столицу проходило в октябре. Первые квартирьеры, отряд из семидесяти слушателей под командованием полковника В.Н. Савченко, ещё в июле прибыли в Москву для приёма и подготовки помещений к занятиям. Поскольку до войны институт своего здания не имел, СНК СССР 7 сентября отдал распоряжение о временном размещении в зданиях двух законсервированных средних школ в разных районах Москвы — по Кирпичной улице в школе № 445 (дом № 18, в районе Семёновской площади) и по Котельническому переулку в школе № 497 (дом № 5, в районе Таганки).
С переездом в Москву в институте произошли некоторые организационные изменения. С I сентября 1943 г. ВИИЯ передан в подчинение Главного управления кадров НКО СССР. В сентябре же на основании директивы Народного Комиссара ВМФ от 16 августа при ВИИЯ создается военно-морской факультет с численностью переменного состава в 150 человек. Этот факультет был создан на базе военно-морского отделения, которое существовало еще с октября 1940 г. при Военфаке МИВ (по приказу НКВМФ СССР). В августе директивой Генштаба в штат ВИИЯ дополнительно было включено 600 слушателей для краткосрочной подготовки военных переводчиков немецкого языка. Эти изменения свидетельствовали прежде всего о возраставшей популярности института и о том, что он, несмотря на многие трудности, связанные с войной, успешно справлялся с поставленными перед ним задачами по обеспечению фронта квалифицированными кадрами военных переводчиков.
Вместе с тем фронт требовал новых пополнений. Военный институт иностранных языков продолжал расширяться, превращался в центр языковой подготовки командного состава Советской Армии. Приказом НКО СССР от 16 июля 1944 г. ВИИЯ с 1 августа этого года перешёл на новый штат с численностью переменного состава слушателей в 1500 человек. Территориальная разобщённость факультетов (в разных районах города) вносила дополнительные организационные трудности.
В июле 1944 г. распоряжением НКО Военный институт иностранных языков переводится на постоянное расквартирование в Красногвардейские казармы по Танковому проезду. 30 августа 1944 г. начальником института вновь назначается доцент генерал-майор Н.Н. Биязи (впоследствии генерал-лейтенант). Его знали как опытного штабного офицера и хорошего организатора учебной работы.
Существование и учебная деятельность института в период 1941—1944 гг. характерны тем, что обучение слушателей с учётом требований войны ведётся беспрерывно. Учебные годы как таковые не существуют. Никакой передышки, никаких перерывов в учебном процессе! Выпуск слушателей не производился. По указанию Генштаба они командами по необходимости направлялись на фронт в качестве военных переводчиков. Почти еженедельно, сначала на факультет, а потом в институт, поступали заявки с требованием срочной отправки на фронт такого-то количества переводчиков.
В документах того времени отражены предельно краткие, свойственные военному времени распоряжения Москвы по телеграфу: «направить в наше распоряжение четырнадцать переводчиков», «срочно подготовить группу переводчиков, тщательно проверьте здоровье», «доложите о ваших возможностях дать фронту переводчиков…» и так далее, и тому подобное. Запросов было очень много. Военфак и институт дали фронту за три года войны (до середины 1944 г.) две с половиной тысячи военных переводчиков, в том числе по годам: до 1943 г. — 1092, в 1943 г. —774, в 1944 г. — 658.
Со всеми убывшими на фронт слушателями институт поддерживал непосредственную связь, ведя активную переписку. Подводя первые итоги массовой подготовки военных переводчиков в условиях войны, нельзя не рассказать хотя бы вкратце о военной профессии переводчика. Военный переводчик на фронте всегда одним из первых узнавал о противнике, и в связи с этим на нём лежала большая моральная ответственность. Он был обязан безукоризненно знать язык, военную терминологию и организацию армии противника, уметь правильно перевести документ противника и составить протокол допроса военнопленного. Как показал опыт, военному переводчику приходилось зачастую в порядке взаимозаменяемости выполнять самостоятельно многообразные обязанности офицера штаба, вытекающие из конкретной боевой обстановки. В годы Великой Отечественной войны военные переводчики сумели найти свое место в штабной деятельности и тем самым снискать себе заслуженное уважение и авторитет. Постепенно, хотя и в короткий срок, в ходе борьбы с немецким фашизмом определился профиль военного переводчика во всех армейских звеньях как штабного офицера-переводчика. Повседневный контроль со стороны вышестоящих штабов, систематическое живое общение полковых и дивизионных переводчиков со своими непосредственными начальниками и коллегами прививали им вкус к работе, заставляли их чувствовать большую ответственность за добываемые путём допроса военнопленных сведения, за обработку и изучение документов противника.
Слушатели института являлись участниками парада Победы. За хорошую организованность, слаженность и строевую выучку Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами СССР в приказе от 26 июня 1945 г. объявил всему личному составу института благодарность! Подводя итоги предвоенному и военному периоду в жизни и деятельности института, нельзя не отметить, что это был период труднейшего становления учебного процесса, период организационного оформления и утверждения его жизнеспособности и целесообразности для советских Вооружённых Сил. За время Отечественной войны, т.е. за четыре года, институт дал армии около четырёх тысяч квалифицированных переводчиков.
Многие преподаватели и выпускники института участвовали в качестве переводчиков при безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии, на заседаниях Нюрнбергского и Токийского судебных процессов над главными немецкими и японскими военными преступниками. Большое количество слушателей института принимали участие в комиссиях по репатриации, работали в качестве переводчиков при военных иностранных делегациях, посещавших нашу страну.
Где бы ни находился институт — в эвакуации в Ставрополе или в Москве — и несмотря ни на какие трудности, никогда не прекращалась напряжённая учеба слушателей и самоотверженная работа преподавательского состава.
Окончание войны и переход к мирной жизни сказались и на перестройке деятельности Военного института иностранных языков. Послевоенный период начался для института значительным увеличением контингента обучающихся на очном и заочном факультетах с подготовкой в нормальные для мирного времени сроки. Директивой Генерального штаба Красной Армии с 1 октября 1945 г. институт переводится на новый штат с численностью переменного состава в 2850 человек (институт превратился в крупное высшее языковое военно-учебное заведение со многими отраслевыми направлениями).
В это время в своём составе он имел девять факультетов: 1-й — западных языков (500 слушателей), 2-й — восточных языков (250), 3-й — специальный ГлавПУР ККА (200), 4-й — военно-морской (200), 5-й — заочного обучения (4000), 6-й — военно-педагогический (250), 7-й — особый Главного управления Генштаба (450), 8-й — специальные курсы (500) и 9-й — переподготовки войсковых переводчиков (500). В таком составе институт просуществовал почти два года. Количество кафедр иностранных языков было увеличено с девяти до пятнадцати.
В 1948 г., например, в институте работали и обучались четырнадцать Героев Советского Союза, орденом Ленина были награждены три генерала, тридцать офицеров и один сержант, орденом Красного Знамени — 81 человек, орденами Отечественной войны I и II степени — 197, орденом Красной Звезды — 405, орденами Славы разных степеней — 54, медалью «За отвагу» —135, партизанскими медалями — шесть человек.
Действительно, бурное развитие военной техники и поступление на оснащение войск более совершенного оружия вносили существенные изменения в организацию войск и армии в целом, в характер и способы ведения вооружённой борьбы. Эти изменения полностью отражались и на подготовке командных кадров в ввузах. Поэтому и структурные изменения в институте находились во внутренней взаимосвязи с дальнейшим развитием Советской Армии.
Однако процесс послевоенного организационного становления ВИИЯ на этом не закончился. Новый начальник института генерал-майор Ратов Петр Филиппович, назначенный в марте 1947 г., вместе со своим бессменным заместителем по учебной и научной работе генерал-лейтенантом проделал определённую работу по упорядочению организационной структуры института и укомплектованию учебного аппарата опытным профессорско-преподавательским составом языковых кафедр и кафедры марксизма-ленинизма — полковник Н.В. Волков, подполковники Б.Н. Козлов, С.Г. Склярский, П.И. Лозовой, Н.В. Быченков, майор К.Н. Редозубов, Ю.Я. Бессмертный и другие.
Приказом Министра Вооружённых Сил СССР от 5 сентября 1949 г. для Военного института иностранных языков устанавливался ежегодный праздник его создания — 1 февраля. С 1 сентября 1958 г. снова возрождается прерванная ненадолго подготовка военных переводчиков. Решением военного командования при Военной академии был сформирован Военный факультет иностранных языков. Казалось, что история повторяется. Но ничего не было похожего на сороковой год. Создание Военфака проходило в иной обстановке и совершенно на другой учебной основе. В развёртывании факультета приняли участие опытные офицеры: полковники А.И. Автомонов — первый его начальник, М.И. Кабанов — его заместитель по политчасти, подполковник Н.А. Федоренко — заместитель начальника факультета (он же начальник учебной части), подполковник В.И. Небольсин — начальник отделения восточных языков, подполковник Л.А. Щербаков — начальник отделения западных языков, подполковник Н.П. Николаев. Факультет размещался там же, где и ВИИЯ.
В 1961 году двухгодичный Военфак был преобразован в 5-годичный с обязательным изучением двух иностранных языков. Начальником качественно нового факультета назначен генерал-майор Я.Я. Малахов. Под его руководством осуществлялась организация учебного процесса в новых условиях и дальнейшее становление факультета, укрепление его организационной структуры.
Второму рождению института предшествовало Постановление Совета Министров СССР от 22 мая 1963 г. о преобразовании Военного факультета в Военный институт иностранных языков. Этим же постановлением ВИИЯ причислили к высшим учебным заведениям страны. Институт сразу же был подчинён Главному управлению кадров Министерства обороны СССР. Ему было предписано готовить: офицеров-переводчиков со знанием иностранных языков с квалификацией по основному языку «переводчик-референт» и по второму языку «переводчик» — на факультетах западных и восточных языков; офицеров спецпропаганды со знанием двух иностранных языков с квалификацией по основному языку «политработник со знанием иностранного языка» и по второму языку «переводчик».
Вскоре начальником ВИИЯ назначается Герой Советского Союза генерал-полковник Андреев Андрей Матвеевич — видный военачальник, командовавший корпусом в Великую Отечественную войну и впоследствии армией, затем командующий войсками Воронежского военного округа. Заместителем начальника института по учебной и научной работе стал профессор доктор филологических наук полковник А.А. Пашковский (впоследствии генерал-лейтенант). Этот и следующий учебный год (1964/65-й) были этапом организационного становления института, развёртывания обеспечивающих учебный процесс подразделений, технического оснащения, создания собственных учебных пособий. Большую работу провели кафедры по обеспечению слушателей учебными материалами по профилю их подготовки. Создана была лаборатория устной речи (ЛУР), оборудовались лингафонные кабинеты. С большими трудностями была организована оперативная полиграфическая база, активно пополнялась новой литературой библиотека института. В 1966 г. вступил в строй 8-этажный главный учебный корпус института. На 1964/65 учебный год в состав института временно были включены курсы по подготовке переводчиков с одногодичным сроком обучения. В ноябре в институт были приняты военнослужащие рядового состава Революционных вооружённых сил Республики Куба для обучения переводу на русском языке со сроком обучения два года.
Значительные изменения произошли в составе языковых кафедр: вместо трёх их стало семь — английского основного языка, английского языка (второго), французского языка, германских языков, романских языков, ближневосточных языков, языков Среднего и Дальнего Востока. Их возглавили соответственно полковник П.Т. Кузнецов (исполняющий обязанности), подполковник А.А. Васильченко, доцент полковник Р.К. Миньяр-Белоручев, полковник Н.А. Федоренко, кандидат наук подполковник В.И. Рычков, доцент полковник С.А. Тимофеев, подполковник И.Д. Кленин.
Институт рос и мужал с каждым годом, возрастала и его притягательная сила. Ежегодно приезжали десятки представителей из военных и гражданских вузов Москвы и других городов, чтобы познакомиться с методикой преподавания иностранных языков, с оснащением ЛУР и лингафонных кабинетов, получить консультации по интересующим их научным проблемам. Большим спросом пользовались издаваемая в институте учебная литература, особенно по военному переводу. В 1965—1966 гг. более чем в двадцать вузов столицы и многих других городов по их заявкам было отправлено около полутора тысячи экземпляров учебных пособий на десяти иностранных языках. В первой (1965) и особенно во второй (1966) научно-методических конференциях, посвящённых актуальнейшим вопросам современного языкознания применительно к ВИИЯ (о месте военного перевода и интенсификации процесса обучения), приняли участие представители пятнадцати высших военных и гражданских (военные кафедры) учебных заведений Москвы, Калинина, Киева и Рязани. От десятков преподавателей других ввузов приняты кандидатские экзамены по иностранным языкам и общему языкознанию.
В 1970—1980-е гг. Военный институт становится признанным лидером не только для военных переводчиков, но и для специалистов по работе среди войск и населения зарубежных стран, а также в деле переподготовки военнослужащих армии стран Варшавского Договора, стран, сотрудничающих с СССР. В эти годы слушатели и курсанты института в качестве бортпереводчиков обеспечивали поставки вооружения и боевой техники в зоны локальных войн и военных конфликтов. Они становились переводчиками военных специалистов, направляемых в страны Ближнего Востока, Центральной Америки, Африки, Юго-восточной Азии. Большую работу проделали военные переводчики, подготавливая военных специалистов зарубежных стран в учебных центрах МО СССР (Мары, Перевальная, Торжок и т.д.), а также в академиях Советских Вооружённых Сил. В период войны в Афганистане Военный институт дополнительно готовит для ограниченного контингента Советских войск в Афганистане переводчиков на десятимесячных курсах.
После 1991 г. Военный Краснознаменный институт Министерства обороны был включён в состав Военной академии финансов и права, а затем Военного университета Министерства Обороны.
5 июля 1999 г. Приказом начальника Военного университета факультеты восточных и западных языков были объединены в единый факультет иностранных языков. Главной задачей факультета является качественная подготовка военных переводчиков для обеспечения международной деятельности Министерства обороны и Правительства России. Результат пятилетнего срока обучения — подготовка офицера с квалификацией лингвист, переводчик по специальности лингвистика и международная коммуникация, свободно владеющего двумя иностранными языками, способного осуществлять реферирование и аннотирование иноязычных источников и обеспечивать перевод на официальном и неофициальном уровнях в интересах МО РФ и государства, как на территории РФ, так и за рубежом. Кроме этого факультет готовит специалистов для Главного Управления Генерального Штаба по квалификации «лингвист-переводчик» со знанием двух иностранных языков по специализациям «организация зарубежной военной информации и коммуникации», «добывание и обработка зарубежной военной информации», «анализ зарубежной военной информации». Структурно факультет состоит из кафедр: английского языка (основного), английского языка (второго), французского языка, германских языков, романских языков, ближневосточных языков, средне-вос точных языков, дальневосточных языков, зарубежной военной информации. Учебными планами предусмотрено обучение по 31 иностранному языку, в том числе по 17 западным языкам и 14 восточным. Каждая кафедра имеет свои славные традиции и историю.
При обучении большое внимание уделяется и организации практической работы с носителями языков по широкому спектру тем и лингвистических направлений. Только за последние десятилетия преподаватели и курсанты привлекались к выполнению служебных заданий в Афганистане, Эфиопии, Анголе, Чаде, Ливии, Таджикистане, Боснии и Герцеговине, Косово и Чеченской республике и т.д., а также направлялись в командировки за пределы России для приобретения языковой практики в военных институтах иностранных государств, обеспечения зарубежных конференций МО РФ, НГШ, Правительства РФ.
Личный состав факультета постоянно участвует в выполнении правительственных заданий в вооружённых конфликтах и миротворческих операциях. С 1998 г. курсанты факультета осуществляли миротворческие миссии в Боснии и Герцеговине, Косово, Таджикистане, Абхазии. Десятки преподавателей принимали участие в военных конфликтах и «горячих точках» на различных континентах.
За успешное выполнение правительственных заданий пятеро курсантов факультета были награждены медалью Суворова (М. Демьянов, С. Иванютин, И. Слепцов, А. Тарасов, С. Харченко), 20 человек — медалью «За укрепление боевого содружества», более 150 курсантов — медалью НАТО «За миротворческую миссию».
Выполнение миротворческих задач и специальных заданий в «горячих точках» было связано с опасностями и риском для жизни.
В Книгу Памяти Военного университета занесены имена офицеров и курсантов факультета, погибших при выполнении миротворческих и специальных заданий. Это С.Б. Белогуров, А.А. Бесолов, А.Н. Добрынин, Д.Л. Ващенко, С.В. Дорошенко, Г.И. Иванов, А.Д. Кудрин, Р.А. Тимуршин, Г.А. Кошпаков, С.Н. Кирюшкин, И.Н. Олейников, Ю.М. Стокоз, Д.Л. Фильченко. Г.А. Кашлаков, А.П. Лепёхин, В.С. Лосев, Б.С. Сенев, А.С. Стебунов, К.Н. Колпащиков, А.А Шишкин, Г.А. Татур.
В канун 65-летия Победы советского народа над фашистской Германией автор намеренно более подробно остановился на деятельности военного института в годы Великой Отечественной войны, отдавая дань мужеству, трудолюбию, самоотверженности профессорско-преподавательского состава в подготовке переводчиков, сражавшихся на фронтах за свободу и независимость нашей Родины.

По материалам Вестника Московского университета. Сер. 22. Теория перевода. 2010. № 2

Подписывайтесь на наши социальные сети:

Topradar

AliExpress RU&CIS

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.